Пословицы о внутренней сущности и наружности

Светил бы мне ясный месяц, а по мелким звездам колом бью.

Хоть в шапке принеси, да чтоб была молитва (от обычая у крестьян привозить молитву новорожденному).

Было б счастье, а (да) дни впереди.

Семь лет маку не родило, а голоду не бывало.

Помер крестник, да кума жива.

Уснула щука, да зубы живы (сонная на вид щука иногда еще больно кусается).

Щуку съели (утопили), да зубы целы (остались).

То не беда, что во ржи лебеда; а то беды, что ни ржи, ни лебеды.

За полой не гонись, лишь бы самому уйти.

Море по рыбе не тужит.

Будет плуг, да не будет рук.

В меду и подметку (или: ошметок) съешь.

В сахаре отопок сварить, и то сладко (о вареньях).

Все красные девки золотом изошьют.

Убери пень, и пень будет хорош.

Не все то золото, что светит (блестит).

Бело, да звону нет (да не серебро).

Не все, что серо, волк. И космато, да не медведь.

Не все то русалка, что в воду ныряет.

Не все то белит, что бело; не все то чернит, что черно.

Сверху-то ясно, да и исподу-то не красно.

Сверху ясно, снизу грязно. Сверху густо, снизу пусто.

Не до дна маслен. Не сквозь прослащен.

С черного конца натянуть на красный.

Товар лицом продается. Не подкрасив, не продашь.

Он на показ до Москвы без спотычки пробежит.

Не глазист, а казист. Хоть пусто, да звенит.

Пусто - звонко.

Чехол дороже платья (чехол, атласный подбой, юбка).

Не копыту кобыла приказана, а кобыле копыта.

Не хвались печью в нетопленой избе.

У холодной печи не согреешься. Печь без дров - гора.

Спереди картина, а сзади животина (скотина).

Передом щапит, а затылок вши выели.

По образу блажен муж, а по делам вскую шаташася.

Хоть мылом мыт, да лыком шит.

Хоть лыком шит, да мылом мыт.

Красиво, да животу тоскливо.

Щур красный, а день ненастный.

И тонки кишечки, да долги, и толсты, да коротки.